Сегодня вспоминаем ярчайшего специалиста, известного и уважаемого в городе врача ортопеда-травматолога, который с 1984 по 1993 год возглавлял травматологическое отделение больницы им. А. и О. Тропиных, Александра Павловича БОЧАНОВА. 6 декабря ему исполнилось бы 72 года.

 

…В 1968 году он окончил Ивановский медицинский институт, в дальнейшем работал в Курганском НИИ ортопедии и травматологии в должности заместителя директора института по научной работе, где получил бесценный опыт общения и совместной работы с выдающимся учёным, всемирно известным хирургом, академиком Г. А. Илизаровым, подготовил и защитил кандидатскую диссертацию (1980).

…В 1984 году Бочанов приехал из Кургана в Херсон, где приступил к работе в больнице им. А. и О. Тропиных в должности заведующего отделением травматологии. Зная до тонкостей метод Илизарова, он ввёл его в постоянную практику отделения, и нужно сказать, что в тот период травматологическое отделение больницы являлось единственным в области, где операции с использованием аппарата Илизарова выполнялись ежедневно. За время работы А. П. Бочанова в отделении получили своё дальнейшее развитие методики Курганского НИИ ортопедии и травматологии, были внедрены новые ортопедические технологии, методы оперативного лечения.

            Вот что об Александре Бочанове вспоминают коллеги – Галина Ивановна ЗУЕВА, врач ортопед-травматолог поликлиники №2; в прошлые годы – с 1992 по 1996-ой – заведующая травматологическим отделением поликлиники №1; и Михаил Семёнович ЕМЧЕНКО – врач ортопед-травматолог травматологического отделения поликлиники №1, в прошлом – заведующий травматологическим пунктом (2001 г.), заведующий травматологическим отделением (2001–2006 гг.).  

Александр Бочанов (6.12.1944 - 19.08.1993)

 

- Какой период работы вас связывал с Александром Бочановым?

Галина Зуева: В 1991 году я пришла работать в поликлинику №1 врачом ортопедом-травматологом, почти сразу приступила к заведованию амбулаторным травматологическим отделением. И вот эти два года были связаны с Александром Павловичем. Он возглавлял травматологическую службу, был моим непосредственным руководителем. Стационарное и поликлиническое отделения в то время работали очень активно и слажено.

Михаил Емченко: Когда Александр Павлович пришёл работать в отделение, я был молодым специалистом. Оказаться с таким человеком в одной команде, конечно, было счастьем. Он изменил многое – технологии лечения, подход к больным, климат в отделении, каждая минута была деятельной, он никогда не спешил, но успевал очень много. Отделение при нём выглядело достойно. Как и сейчас, оно было городским, но работало на 75 коек и имело более широкое ортопедическое направление. Больные хотели попасть именно к нам.

– Опираясь на свои ощущения, расскажите: каким он был?  

Галина Зуева: Он был очень эрудированным, интересным человеком и хорошим специалистом. В нём было что-то неповторимое. Я говорю безо всякой пышности. После его ухода служба стала другой. Приходили разные врачи, и сейчас приходят, но – таких нет… Он хорошо ориентировался в разных специальностях, работал с постоянным стремлением к «современности», принципиальный как специалист, отданный своей работе и больным. Александр Павлович всегда становился на сторону больного, – это передавалось всем остальным, под таким уклоном строилась вся работа службы. Он был интеллигентен, тактичен, лицо интересное… сразу внушал доверие...

Михаил Емченко: В общении он был абсолютно скромным человеком, в работе – взвешенный, упорный, требовательный, но не строгий. В нём была какая-то доступность, лёгкость и… неординарность – он любил искусство, очень интересно рисовал, любил поэзию, гитару… А ещё – рыбалку, – казалось, она была для него способом внутренне обновиться.    

– А что его отличало в работе?

Михаил Емченко: Александр Павлович имел «свой стиль» руководства, который в первую очередь заключался в коллегиальности. Он ввёл в работу клинический разбор больных, и, по-моему, эта практика сохранялась только при нём. Она давала неисчерпаемый источник познания сложных проблем, почву для роста специалистов отделения, это же определяло и принцип отношения к больному, ценность его здоровья. Такая форма была безошибочным способом совершенствования клинического мышления. Александр Павлович всегда советовался. Сначала выслушает всех, потом суммирует мнения, обдумает и примет решение. Он умел хвалить, умел поправить, если в этом была необходимость…

Галина Зуева: Работал Александр Павлович с душой. Целеустремлённо, всегда с какой-то новой свежестью. У него были талантливейшие руки – он настолько искусно владел методом наложения аппарата Илизарова, как дано не каждому. Кроме клинической работы, он занимался научной деятельностью, проводил экспертизу по временной нетрудоспособности. И что также важно – он сумел сплоить коллектив.   

– Кем он был для вас? Как складывались ваши отношения?

            Михаил Емченко: Я не могу сказать, что в наших отношениях была дружба, для меня он был учителем. Настоящим… И вот ценность эту, ценность его влияния – со временем осознаёшь всё больше, во многих моментах, на протяжении многих лет.  

Галина Зуева: У нас с ним были рабочие отношения, я бы сказала, профессионально-товарищеские, деловые. С ним было приятно работать.

Александр Бочанов во время операции, с Александром Линёвым,
врачом ортопедом-травматологом (ныне работающим в больнице им. А.С. Лучанского)

 

- Какие методики, введённые им в отделении, используются и сегодня?

Галина Зуева: Прежде всего, внеочаговый компрессионно-дистракционный остеосинтез аппаратом Илизарова. Этот метод он знал досконально и обучил наших врачей его тонкостям, – тогда в отделении работали Генрих Оркус, Борис Шапиро – это врачи старой школы, а также Станислав Осадчий, Александр Сковронский, Александр Баранов, Михаил Емченко. В то время в отделении развивалось направление ортопедической хирургии – Александр Павлович достаточно успешно оперировал врождённые вывихи бедра, применял методы удлинения конечности. С тогдашним заведующим хирургического отделения Константином Гогуном, они, одни из первых в городе, начинали хирургию диабетической стопы, причём занимались этим направлением довольно плотно.    

Михаил Емченко: До прихода Бочанова в нашем отделении были попытки использовать метод Илизарова, кое-что мы уже применяли – погружной, накостный остеосинтез. Но благодаря Александру Павловичу спектр операций значительно расширился. В практику был введён метод чрескостного остеосинтеза по Илизарову, который представляет собой целую систему оперативных бескровных методик лечения переломов конечностей любой локализации, укорочений и деформаций конечностей и т.д. Для каждого пациента разрабатывался индивидуальный план лечения и подбиралась конструктивная вариация аппарата в зависимости от проблемы и её расположения. Кстати, об Илизарове, своём учителе, Александр Павлович много рассказывал. Он говорил, что тот мог запросто приехать в Центр ночью и устроить обход, и не дай бог, чтобы кто-то был не готов. Негодовал, если поступившему в ночное время больному не было проведено сразу же оперативное вмешательство, а отложено до утра, даже без ургентных показаний. Илизаров был единственным врачом, которому при защите кандидатской диссертации сразу присвоили докторскую степень. Бочанов очень уважал и любил своего учителя. У него в кабинете над столом висел его портрет.   

- А чему Александр Павлович учил вас? Или – что позволял «от себя взять»?

Галина Зуева: Каких-то наставлений он не говорил, но его личное отношение к работе – не могло не быть примером. Он понимал больных, всегда хотел помочь человеку, никогда он не отказывал, любую ситуацию неотлагаемо старался решать, и решал – в пользу больного. Вот это, на мой взгляд, было главной подосновой для того, чтобы хотеть многое у него перенять.

            Михаил Емченко: Кроме профессиональных моментов, он учил человеческим качествам, отношению к больным. Это очень ценно, особенно в настоящее время. Да, от него хотелось «взять», но для этого нужна была огромная работа над собой.

Александр Бочанов в рабочем кабинете. Слева – Валентина Петряковская, старшая сестра травматологического отделения, справа – Виктор Русанов, врач ортопед-травматолог, с 1982 по 1992 заведующий травматологическим пунктом. В центре над столом – портрет Г.А.Илизарова. 

 

- Что ярче всего сохранила ваша память о Бочанове? Какие эпизоды чаще вспоминаются? В каких моментах вы его помните?  

Михаил Емченко: Чаще всего, конечно, вспоминаются эпизоды на работе. Его пятиминутки… разборы больных… А ещё вспоминаются его мечты… Знаете, он очень мечтал создать в Херсоне центр ортопедии и травматологии, где оказывался бы полный, непрерывный спектр специализированной помощи, включая реабилитацию, то есть – от первого обращения до выздоровления. Целью было, по аналогии с Курганским центром, обеспечить комплексный подход к лечению больных и уходу, что позволило бы «поставить человека на ноги» в более короткие сроки, с наименьшей вероятностью осложнений и большей способностью к полноценной жизни. Но этого не случилось, ни при его жизни, ни позже. А целесообразность создания такой базы, я думаю, есть. Другое дело – возможно ли это в нынешних условиях и состоянии здравоохранения?..

Галина Зуева: Я его помню всегда жизнерадостным, любящим жизнь и людей. И мне очень приятно, что о нём помнят больные. У меня есть пациентки, которых Александр Павлович прооперировал ещё в юношеском возрасте по поводу врождённых вывихов бедра, – так вот сегодня это счастливые женщины, которые создали семьи, родили детей, и обходятся без костылей. Недавно ко мне на приём приходил пациент, которому Александр Павлович сохранил ногу, – этот человек живёт полноценной жизнью и уже больше 20 лет благодарит своего доктора.

- Если подумать о том, что он может нас слышать – что бы Вы сказали Александру Павловичу? Какими могли бы быть ваши главные слова, может быть, несказанные?..

Галина Зуева: Его нет с нами уже 23 года – он умер в августе 1993-го, – но до сих пор есть огромное чувство горечи, что он так рано ушёл, что его нет среди нас. Не знаю, о чём бы я сказала, – наверное, о своём сожалении… и о том, что мы его помним.   

Михаил Емченко: Я бы сказал ему сегодня: спасибо… за всё, чему он меня научил, и не только в работе… Жаль, что Вы ушли…

 

Беседовала Татьяна Кондакова