Logo

Без предисловий… Хочется просто начать беседу. Сегодня мы попросили о встрече человека, которого, при всей его внешней открытости и поистине красивой простоте, непросто понять. Это женщина, врач… работает в больнице больше 30 лет. Первые два слова, которые приходят на ум, чтобы охарактеризовать её облик: строгость и очарование. А по мнению коллег, самой неординарной и выразительной её чертой является безупречная способность убеждать. Сильная, трогательная, сложная, авторитетная. Она – как несказанная вслух мысль: чувствуешь порыв, но за ним не слышишь слов, догадываешься. Но хочется ведь не сочинить человека, не придумать – а открыть. Поэтому давайте беседовать…    

 

Врач-терапевт дневного стационара поликлиники №1 клинической больницы им. А. и О. Тропиных – Людмила ВАНЦОВСКАЯ.

- Людмила Дмитриевна, с одной стороны, мы все понимаем, что врач – это христианская стезя, это профессия-образ, который не только содержателен, но и символичен… С другой – как так получилось, что сегодня эта профессия в ощутимой мере потеряла свою первоначальную глубину и святость?

- Авторитет нашей профессии, безусловно, надломился. Возможно, так случилось оттого, что сегодня наш труд недооценен, отчасти влияет бытовая тяжесть и неустроенность, имеет значение введение платного образования в медицинских ВУЗах – все эти факторы так или иначе влияют на качество медицинской помощи. Кроме того, дух времени другой – спешный. Мы практически не останавливаемся, мы мало вдумываемся, мы стали мало читать, мы не слишком дорожим друг другом, мы не говорим друг с другом о сокровенном, не проживаем жизнь, а скользим по ней. Вместе с течением времени меняется и значение вещей.

- Что, по-Вашему, влияет на уровень уважения и значимости специалиста? Время и у этих понятий что-то отнимает?

- Есть вечные, «круглые» вещи на земле. Я соглашусь, что Богом даны три профессии – учитель, судья и врач. Уважение к врачу зависит от его профессионализма, доброты и человеколюбия. Врач, помимо того, что обязан быть толковым специалистом, должен очень любить свою работу и своих больных. Вот именно это создаёт значимость. Вообще в жизни можно что-либо значить, если ты что-то очень любишь. Нет авторитета, если нет в человеке этого наполнения.    

- Случается у Вас так, что Вы пользуетесь своим авторитетом?

- Да. По истечению многих лет работы, имея уже определённый жизненный опыт, я иногда позволяю себе воспользоваться доверием больных… – чтобы внушить надежду, чтобы мотивировать человека бороться, верить, не сдаваться. Я должна помочь пациенту успокоится, – даже если понимаю, что ситуация патовая. 

- А бывали такие моменты, когда Вы могли потерять свой авторитет? Что это значило бы для Вас?  

- Потерять авторитет – как потерять достоинство. У меня, к счастью, таких ситуаций не было, мне не приходилось так жёстко оступаться в профессии, чтобы, например, поставить под угрозу жизнь человека. Но, я думаю, если так случается – наверное, правильно – найти в себе силы и уйти…

- Скрывать свои недостатки или с искренностью их признавать – что Вам легче сегодня?

- Признавать… просить прощения… исправлять… Такой у меня характер.

- Всегда было так?

- Да. Мне легче быть собой, трудно быть кем-то другим.

- Престиж и гордость – одно понятие? Где опасная грань?

- Каким-либо образом проявлять гордость в отношении больных – неприемлемо. А вот отстаивать своё мнение, иметь позицию и не прогибаться – по-моему, должен не только уважающий себя врач, но и любой достойный человек.   

- То есть, максимальный авторитет и минимальные амбиции – на Ваш взгляд, это достижимый баланс в работе врача?

            - Безусловно. 

- Когда можно говорить о престиже больницы? Какие факторы в первую очередь его определяют?

- Когда есть умный и профессиональный руководитель… Когда есть здоровый коллектив – высокопрофессиональные специалисты, работающие во взаимоуважении и человеческих тёплых отношениях… Когда внедряются в работу новые технологии и методики, есть современный курс развития… Когда в этой больнице к людям, нуждающимся в помощи, относятся с искренней добротой и желанием помочь… Думаю, что при наличии такого равновесия, можно говорить о престиже больницы. Не кривя душой, скажу, что я рада сегодня работать в таком учреждении.   

- А в поликлинике, на уровне первичной помощи, сегодня есть врачи, которые поднимают её уровень?

- Да. По моему мнению, да.

- Есть для Вас понятие «врачебная внешность»?

- Ну, это далеко не халат и фонендоскоп. Прежде всего – интеллигентность, эрудиция… и вот те гениальные мелочи, которые едва заметны, но ты их чувствуешь: поведение, голос, наблюдательность, немногословие, и самое главное – реакция на беду, невозможность не откликнуться.    

- Большинство Ваших друзей – врачи? Могли бы сейчас назвать тех, к кому питаете наибольшую дружескую симпатию?

- Действительно, мой круг общения состоит практически полностью из медработников. Наверное, потому что с годами твоё врачебное дело врастает в тебя настолько, что занимает всё время, а значит, в какой-то мере сужает интересы. К счастью, в моей жизни есть люди, которые меня понимают, которые рады мне открыть дверь, протянуть руки…

- Что для Вас Ваш опыт? – Капитал? Кладезь для последователей? Что-то иное?  

            - Опыт, как и мудрость, добывается болью. И для меня мой врачебный опыт стал бы невыносимой ношей, если бы не было возможности им делиться. Опыт – это течение, - его нельзя удержать, собрав в себе. Им обязательно нужно делиться… Впитывать и делиться.

- Были в Вашей жизни учителя, которым Вы обязаны своей карьерой?

- Да. И мне очень повезло, что я до сегодняшнего дня нахожусь под их доверием и поддержкой. Это «мои» люди, которые остаются со мной при любых обстоятельствах, при всех упущениях и потерях, достижениях и победах. Лариса Дмитриевна Марченко и Галина Борисовна Малышева – учителя, которым я обязана и благодарна, причём, не только в работе или, как Вы говорите, карьере. Мне легче и теплее жить, понимая, что рядом со мной есть эти люди.   

- Как Вы относитесь к практике наставничества? И если опять-таки говорить образно о больнице – сегодня в ней растут «посеянные семена»?   

- Конечно. Традиции в больнице живут, эстафета продолжается, и, возможно, такая преемственность – опыта и наблюдений, желания поддержать и умения учиться – и таит в себе секрет доверия херсонцев к больнице. Не зря она ещё в прежние годы называлась «народной», к нам идут люди любого достатка и положения – просто с верой, что здесь им помогут в тяжёлой ситуации. Бывает, что приходят за советом, рассчитывая увидеть во враче человека. А ведь эти принципы – не только профессионализма, но и отношения к больным – закладывались ещё корифеями херсонской медицины, врачами-легендами, работавшими у нас. Поэтому, конечно, наставничество важно. Каким бы опытным и уверенным врач не был, ему всё равно важна чужая рука на плече. Поверьте. Пусть даже он создаёт видимость, что ни в ком не нуждается. Можно даже не называть это наставничеством, но должны быть люди, которые в нужный момент напоминают о том, о чём важно напомнить.      

- Есть мнение, как среди общественности, так и среди специалистов, что врач – как представитель интеллигенции, как культурный человек – сегодня умирает? Что Вы думаете об этом?

- Я думаю об этом и с грустью, и с оптимизмом. Потому что, несмотря на то, что в этой проблеме, которую Вы затронули, есть тенденция, и в нынешнем течении реальности, действительно, легче и удобнее быть поверхностным, – всё-таки многие остаются выше. Им приходится лететь против ветра, но они делают это смело, так, как делают люди, не зная другого пути. Современный мир практически не пользуется понятием «интеллигент», но – люди ума и света всегда будут. Причём, молодое поколение врачей во многом нас опережает.     

- В чём?

- Прежде всего, в способности работать с информацией. Внедрение информационных технологий даёт много дополнительных возможностей, которыми мы, старшее поколение специалистов, уже не можем в той же степени овладеть. Кроме того… 

- …Они более гибко встроены в сегодняшние реалии? В общество, в среду коммерческой медицины?

- Да. Причём, я не берусь говорить: плохо это или хорошо. Такая гибкость сегодня стала требованием времени.

- Врач, отказавший человеку в помощи, или просто неграмотный специалист, ложный медик – в кругу Ваших коллег такие люди каким-то образом оттесняется? Как это происходит – коллектив может влиять на такую ситуацию?

- Неоказание помощи – это неприемлемо и такого в принципе не должно быть. Но если человек ошибся один раз – ему нужно помочь. Коллектив не отворачивается в таких ситуациях. Мы не выталкиваем, а стараемся направить, поддержать коллегу, хотя, конечно, это не касается тех ошибок, где больше непростительности. Но бывают же разные случаи. И знаете, иногда происходят такие поражения, которые со временем становятся своего рода победами. Важно не терять себя.   

- Вы в этом коллективе чувствуете себя среди своих?

- Да. Притом, похоже, это то счастье, которого до конца не понимаешь.    

- Вам доводилось быть среди людей, недооценивающих Вас? Как такие обстоятельства могут влиять на человека?

- Мне не приходилось оказываться в таких обстоятельствах. Хотя, я думаю: это тяжело, но полезно. Конечно, если только мы говорим о каком-то периоде. А когда ситуация не меняется и удручающе длится – нужно разрывать этот круг и менять окружение.  

- За годы работы как Вам открылась медицина – более со стороны своего бессилия или своей мощи?

- Должна сказать, что ни иллюзий, ни разочарований я в течение своей жизни в медицине не испытывала. Но не потому, что относилась или отношусь к ней бесстрастно. Просто, чтобы чувствовать свою силу как врача, я всегда боролась – с болезнью, с предрассудками человека, приведшими к болезни, со своей усталостью, со многими препятствиями, которые могут возникать в союзе «врач – больной» и мешать выздоровлению. Вот именно в этом противоборстве, на мой взгляд, и заключается, если хотите, сила и авторитет нашей профессии… Профессии, которая, конечно, может не всё, – но без неё трудно вообще представить себе жизнь.

- Если говорить не только о карьере, но и о жизни, как Вы сегодня чувствуете: какое расстояние от того места, где Вы находитесь, до того, где Вы хотите быть?

- Вы знаете, мне по этому поводу вспомнилась одна фраза: «Жизнь состоит не в том, чтобы найти себя. Жизнь состоит в том, чтобы создать себя». Так вот, я думаю, что никакая профессия сама по себе не обеспечивает востребованность. Если ты хочешь достигать и расти, необходима не только профессиональная подготовка – нужно меняться изнутри. Сегодня я считаю себя состоявшимся врачом и человеком, но… Вокруг меня события, люди, книги – и я верю, что моя жизнь не остановилась в своём развитии.

- Что Вас беспокоит сегодня больше всего?

- Наверное, для каждого из нас сегодня самая беспокойная тема – это военные действия на востоке страны, гибель людей, страдания, смерти молодых ребят, светлых, умных, с огромными, наполненными любовью и добром, сердцами. Большое количество неправды, – потому что правда на войне умирает первой. Напряжение в обществе, какая-то внутренняя надломленность. Удручает обнищание людей, их социальная незащищённость. Сегодня чаще больные вынуждены прекратить лечение и смириться с неутешительной перспективой просто потому, что они элементарно не могут приобрести необходимые медикаменты, пройти качественную диагностику. Такие случаи, я Вам скажу честно, разрывают душу…      

- Если скульптор зависит от глины, художник – от красок, музыкант – от струн, от чего зависит доктор? Лично Вы?..

- Нас формирует то, что мы любим. Как врач я завишу от возможности помочь. Мой «инструмент» – это просьба и вера человека. И я очень бережно к нему отношусь…

 

 

Беседовала Татьяна Кондакова    

"Херсонська міська клінічна лікарня імені Афанасія і Ольги Тропіних" Херсонської міської ради, м. Херсон, вул. Комарова, 2

Условия использования материалов сайта tropinka.ks.ua
Частичное или полное использование материалов разрешается только при условии ссылки и/или прямой открытой для поисковых систем гиперссылки на непосредственный адрес материала на Сайте. Ссылка/гиперссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Размер шрифта ссылки или гиперссылки не должен быть меньше шрифта текста используемого материала. Ссылка/гиперссылка обязательна вне зависимости от полного либо частичного использования материалов. Использование фотографий Сайта возможно только при условии указания источника tropinka.ks.ua