Історична довідка

 

ПРОЛОГ

Ныне на фронтоне бывшего главного корпуса больницы, как и в тот незабвенный Татьянин день 1914-го года, белеет мраморная доска, черные свинцовые буквы на которой хранят почти вековую надпись:

"Городская больница имени Афанасия и Ольги Тропиных, 
сооруженная на средства их наследников" 

За предшествующие 95 лет эта больница получала разные то ли имена, то ли клички: "Рабочая больница", "Рабоче-крестьянская больница", "Народная больница № 2 имени М.С.Урицкого", "2-я городская больница", "Больница Комсомольского района"...

Но все эти годы херсонцы называли ее уважительно-ласково, твердо и гордо: "Тропинка"! В этом слове слились благодарность и преклонение перед христианами - братьями Иваном и Михаилом Афанасьевичами Тропиными, соорудившими больницу и подарившими ее городу. В дополнение к этому определению еще один штрих: к "Тропинке" ведет множество тропинок, прежде протоптанных некогда беднотой Херсона к спасительной больнице на тогдашней городской окраине и затерянных среди обступивших больницу домов.

На территории больницы до сих пор сохранилось дерево каштана, которое посажено братьями Тропиными и первыми сотрудниками весной 1914 года. Лечебная и могучая сила этого дерева легла в основу логотипа больницы со словами, в переводе с латинского языка: "Здоровье – наивысшая ценность".

Об истории нашего лечебного заведения, имеющего довольно необычную биографию - этот рассказ.

 

ПРОЛОГ

Ныне на фронтоне бывшего главного корпуса больницы, как и в тот незабвенный Татьянин день 1914-го года, белеет мраморная доска, черные свинцовые буквы на которой хранят почти вековую надпись:

"Городская больница имени Афанасия и Ольги Тропиных, 
сооруженная на средства их наследников" 

За предшествующие 95 лет эта больница получала разные то ли имена, то ли клички: "Рабочая больница", "Рабоче-крестьянская больница", "Народная больница № 2 имени М.С.Урицкого", "2-я городская больница", "Больница Комсомольского района"...

Но все эти годы херсонцы называли ее уважительно-ласково, твердо и гордо: "Тропинка"! В этом слове слились благодарность и преклонение перед христианами - братьями Иваном и Михаилом Афанасьевичами Тропиными, соорудившими больницу и подарившими ее городу. В дополнение к этому определению еще один штрих: к "Тропинке" ведет множество тропинок, прежде протоптанных некогда беднотой Херсона к спасительной больнице на тогдашней городской окраине и затерянных среди обступивших больницу домов.

На территории больницы до сих пор сохранилось дерево каштана, которое посажено братьями Тропиными и первыми сотрудниками весной 1914 года. Лечебная и могучая сила этого дерева легла в основу логотипа больницы со словами, в переводе с латинского языка: "Здоровье – наивысшая ценность".

Об истории нашего лечебного заведения, имеющего довольно необычную биографию - этот рассказ.

Кто они, Тропины

КТО ОНИ, ТРОПИНЫ?

Братья Тропины

Исторические судьбы людей, народов и наций зависят от политических, революционных, религиозных, национальных вихрей, часто сопровождающихся ружейной ли, то ли пушечной пальбой...

Так вот. Некогда из дремучей лесной Вологодчины в XVII и первой половине XVIII веков церковный раскол всколыхнул народные массы верующих, восставших первоначально против новых правил патриарха Никона, а затем и против государственных насильственных мер по внедрению их в церковные обряды и службы...

Принужден был бежать и некий Михей - сын Степанов, Тропин. Ужасы расправ с раскольниками, уже тогда именовавшими себя старообрядцами, звали к бегству. Самосожжение, ужасная смерть - удушение по желанию удушаемого, замаривание себя голодом - ничто не могло сломить террора государственно-религиозного напора, гнавшего раскольников с насиженных мест.

Колонизация, вызванная расколом, имела громадное значение для имперского укрепления России. Кубань, Поволжье, Дон, Терек, Урал, южно-украинские степи, Польша, Румыния, Турция... "До стен недвижного Китая"! Вот куда докатились непокоренные и свободолюбивые волны раскольников!

"Михей Тропин имел сыновей Афанасия и Ивана. Его сын Афанасий был отцом 5-х детей - Григория, Михаила, Ивана, Ольги, Александра, а Иван имел 3 сыновей - Степана, Василия и Павла. Тропины были мещанами, а за деньги стали купцами 1-ой гильдии, однако никакими купеческими деяниями они не занимались. Даже урожаи с земельных угодий продавали барышникам, как тогда называли коммерсантов-скупщиков, но поколение Афанасия и Степана уже окончило университеты и стало дворянами по образованию", -так сообщил в своем письме внук Тропина Кирилл Александрович, неоднократно бывавший в Херсоне и посещавший больницу имени его предков, встречавшийся с коллективом самой больницы.

Михей Тропин прибыл на Херсонщину не с пустыми руками. Тогда десятина земли продавалась, считай, за бесценок. Тропины приобрели земельные угодья над Днепром и Ингульцом, "Каменный хутор", "Ольговку" и др. В Херсоне Тропины построили многочисленные дома. На деньги Тропиных сооружена Единоверческая церковь (рядом с бывшей библиотекой им. М.Горького). Церковь взорвали в 1948 году с "благословения" тогдашних градоправителей Херсона - для "испрямления" улицы Октябрьской революции (бывшая Ришельевская).

Благотворительная деятельность Тропиных приобрела известность на Херсонщине. Среди филантропов также выделялись Соколов, Стеценко, Газадиновы. Богатые и состоятельные люди Тропины строили училища, приюты, дома презрения престарелых, приобретали оборудование и учебники для школ, обеспечивали учащихся из бедных семей забалковских училищ теплой одеждой и обувью.

Херсон обеспечивался медицинской помощью земской губернской больницы (ныне областная больница) и еврейской больницы (ныне областной кожно-венерологический диспансер). Ясно, что городское население, а особенно беднота, подавляющую часть которой составляли христиане, испытывало острейшую нужду в лечебном учреждении, двери которого были бы для нее если не распахнуты, то хотя бы открыты. Мысль о строительстве больницы носилась в воздухе...

Идея христианского благолепия подталкивала Тропиных к строительству вожделенной больницы. Около двух лет велась настойчивая переписка с дореволюционными чиновниками - городскими Думой и управой, Землеустроительной комиссией Херсонского уезда. Наконец-то было определено место...

 

Вблизи Александровской площади

ВБЛИЗИ АЛЕКСАНДРОВСКОЙ ПЛОЩАДИ

Земельный участок власти города выделили в северовосточной части Херсона - вблизи Александровской площади, рядом с бывшими морскими казармами. Некогда здесь, в 1855-1856 гг., размещался морской лазарет; старый крепостной госпиталь находился на Нижнегоспитальной улице (ныне Днепропетровская) на месте школы. Неподалеку размещалось старообрядческое кладбище.

Слева и выше отведенного участка простирались поля, изрезанные балками. Сюда вывозились городские нечистоты. Но - что выделили, то выделили...

Проект больничного здания разработал архитектор Бунцельман, автор маленьких херсонских градостроительных шедевров: дом Тропиных (ныне здание облпотребсоюза), дом Рощина (угол улиц Декабристов и Октябрьской революции), дом, где сейчас размещается гостиница "Первое мая".

Казалось бы, удобно было приурочить открытие больницы к 300-летию Дома Романовых - в первой половине 1913 года. Действительно, начатое в конце 1911 года строительство можно было завершить именно к юбилейной дате. Но Тропины, движимые своими религиозными чувствами, чуждыми верноподданичеству, не хотели приобщаться к потоку славословий и подарков, захлестнувшему царский дом и осознанно... затягивали строительство.

Губернская больница постоянно отказывала больным херсонцам в госпитализации и оказании медицинской помощи, ссылаясь на переполненность, недостаток коек и отсутствие финансирования, необходимого на лечение и содержание избыточного количества больных. Это вызывало конфликты между городской Думой и руководством лечебного учреждения. Дума в 1913 году во время очередной ревизии финансовой и хозяйственной деятельности губернской больницы обнаружила, как сказали бы сейчас, мелкие нарушения. Старший врач Б.Ф.Бонч-Осмоловский лишился должности.

Именно Б.Ф.Бонч-Осмоловский и М.Д.Горбенко комитетом по управлению больницей им. Тропиных предлагались на должность старшего врача нового лечебного учреждения. Особенно настаивал на этом врач Ф.М.Аршавский. Но не так это заботило комитет, как само строительство.

А шло оно, следует подчеркнуть, очень организованно. Это было обусловлено вложением крупных денежных средств, аккуратно перечисляемых подрядчику. В газетах не раз объявлялось об открытии в ближайшие дни августа 1913-го больницы Тропиных, но... То одни, то другие проволочки бюрократического характера, конфликты в самом комитете по управлению отодвигали событие на неопределенное время.

Первое ноября 1913 года официально объявили днем открытия больницы, но и здесь не обошлось без накладок: внезапно уехал в Петербург городской голова Н.И.Блажков, а без него - как?

В это же время в Херсоне свирепствовал сыпной тиф. Городская Дума требовала: немедленно открыть "заразные койки" в больнице Тропиных! В одном из корпусов больницы (практически все шесть корпусов учреждения были готовы к сдаче в эксплуатацию) открыли инфекционное отделение.

Готовясь к официальному открытию больницы, комиссия во главе с инженером Красновым "признала пригодной к приему и включению в электрическую сеть больницы", а биологический фильтр очистки питьевой воды признали уникальным.

В конце все того же 1913 года в городской Думе разгорелись дебаты. Один из членов комитета по управлению больницей А.З.Рябков даже подал заявление о выходе из комитета - не мог понять, как город будет управлять больницей, финансировать ее деятельность, не имея на это необходимых средств в казне.

Тогда Тропины, Иван и Михаил, заявили: принимаем больницу на собственный счет, выделяя для этого ежегодно по 50 тысяч рублей. Жест более чем благородный. Но городская Дума, по утверждению М.М.Когона, не объявила Тропиным даже благодарности, не отметила их благородного поступка.

Вскоре городская Дума приняла решение: "Больницу, сооруженную на средства И. и М. Тропиных, наименовать "Городская больница имени Афанасия и Ольги Тропиных, сооруженная на средства их наследников". В больнице выставить, в приемном покое, портреты Афанасия Михеевича и Ольги Степановны, Ивана и Михаила Тропиных. Эти портреты поручить написать преподавателю мужской гимназии Феглеру".

В декабре 1913 года портреты доставили в больницу и разместили на стенах центрального корпуса. (Портреты еще в 1924 году видел в больнице внук Тропиных Кирилл Александрович, о чем рассказал медикам на одной из своих встреч).

И вот наступил, наконец, день открытия больницы, который стал и днем ее освящения. Это случилось 12 января 1914 года! В Татьянин день, морозный и снежный. Отец Иоанн Кирьяков освятил больницу, "окропив ее здания, двор, хозяйственные постройки святой водой, сотворив торжественный молебен". 

 

 

 Среди присутствующих на торжестве были губернатор Н.А.Греневиц, городской голова Н.И.Блажков, полицмейстер Пащенко, чиновник особых поручений при губернаторе Бараф, многие военные, чиновники, представители Общества Херсонских врачей.

Старший врач больницы И.И.Арефьев, заведующий хирургическим отделением Б.Ф.Бонч-Осмоловский, П.М.Штрайхер, заведующий родильным отделением, городской санитарный врач Ф.М.Аршавский, многие другие известные в городе медики встали на вахту в новом учреждении.

Н.И.Блажков сказал: "Поступок братьев Тропиных свидетельствует о благородстве, их истинно христианских идеалах. Мы все чаще слышим о том, что души наши черствеют, что наступает на нас мрак неверия и злобы, но вот такой поступок, как сооружение больницы, убеждает нас в том, что доброта всесильна, что добром укрепится душа человека. В историю Херсона этот Татьянин день войдет как сказочный. Такой дар, как больница, выстроенная и оборудованная на самом современном уровне, где есть и рентгеновский аппарат и аппараты для электролечения, поистине, дар Божий. Дарителями являются братья Тропины".

В это же время акт о дарении больницы вручили Н.А.Греневицу. При открытии заведения к присутствующим обратился старший врач И.Арефьев: "В стенах этой больницы предстоит работать, оказывая помощь всем людям, в ней нуждающимся, как то сказано в Писании, где нет ни эллина, ни иудея, ни бедных, ни богатых, но больные и страждущие.

Желаю всем врачам, их помощникам, всем служащим больницы твердости духа, верности долгу, крепкого здоровья".

Пополудни освящение свершилось.

По двору больницы, подходя к каждому из шести корпусов, свершили экскурсию почетные гости. Чувствовалось - довольны. Территория ограждена добротным каменным забором. Аллеи четко разграничивали прилегающие к корпусам части двора. Тогда же, зимним днем, наметили места посадки каштанов (деревья эти и сейчас растут рядом с родильным отделением).

В углу больничного двора находилась часовня. Неподалеку (корпус не сохранился) располагалась поликлиника - красное кирпичное одноэтажное здание - в отличие от остальных корпусов, построенных из камня и облицованных цементной шубой серого цвета. Двор ярко освещался ночами одиннадцатью электрическими фонарями на чугунных столбах (до наших дней уцелел лишь один рядом с красным уголком). Больницу украшала оранжерея. Добротные ворота лечебного учреждения располагались рядом с уютным приветливым домом, в котором проживал старший врач (сейчас там глазное отделение).

Главный корпус больницы - хирургический - был самым большим и единственным двухэтажным зданием (именно в нем находился рентгеновский аппарат). Терапевтический корпус, корпус детского отделения, пищеблок - серые одноэтажные здания с большими светлыми окнами, добротными дубовыми дверями с ярко начищенными медными ручками, придверными решетками для чистки обуви. Вблизи корпусов располагались скамейки.

Летом двор утопал в кустах сирени, оглашался птичьим щебетом, все дышало покоем и надеждой на возвращение к жизни...

Первоначально больница была рассчитана на 50 коек. Здесь работало четыре врача, семнадцать сестер. Позднее в больницу взяли и пятого врача, открыли аптеку - приготовляли лекарства и для других больниц Херсона.

 

 После того, как Б.Ф.Бонч-Осмоловский и М.Д.Горбенко отказались от предлагаемого им старшинства в больнице, комитет по управлению заведением утвердил старшим врачом И.И.Арефьева - земского врача Днепровского уезда, терапевта по специальности, в последнее время работавшего в Алешках (Цюрупинске).

Хирургическим отделением заведовал Б.Ф.Бонч-Осмоловский, бывший старший врач губернской больницы, хирург, известность которого перешагнула границы обширной, включая нынешнюю Молдову, губернии. Воспитанник Новороссийского университета, он неоднократно стажировался в клиниках Западной Европы. Его хирургическое мастерство, неуемная энергия, большие организаторские способности, председательство в Обществе херсонских врачей, огромная физическая сила создали ему высокую профессиональную и гражданскую репутацию. К слову сказать, Б.Ф.Бонч-Осмоловского избирали даже городским головой. Он умер в эпидемию сыпного тифа зимой 1920 года.

Родильное отделение возглавил П.М.Штрайхер, также выпускник Новороссийского университета. Прославился как искусный акушер. Он первым среди врачей "Тропинки" опубликовал научные работы в журналах "Женския болезни и акушерство", ему принадлежит первый печатный отчет о родовсположении за 1914 год.

Терапевтом был врач Медведовский, ежедневно принимавший в поликлинике и работавший в терапевтическом отделении.

История сохранила и имя первой операционной сестры. Это - Анна Васильевна Кузьменко.

За летописью дней

ЗА ЛЕТОПИСЬЮ ДНЕЙ...

Газеты Херсона пестрили многочисленными письмами-благодарностями в адрес врачей и персонала "Тропинки" (именно это название прочно вошло в лексикон города). И тут не удается размежевать благоволение к Тропиным и множество тропинок, протоптанных бедняками к своей спасительнице-больнице.

И только-только наладилось лечение, упорядочился режим работы "Тропинки", как вспыхнуло пламя первой мировой войны. С первых дней сражений в Херсон стали прибывать раненые и больные. И губернская больница "Тропинка" переполнялась жертвами мировой бойни. Скупое газетное сообщение уведомляет граждан Херсона, что "прием приватных больных полностью прекращен, так как больница предназначена для больных и раненых воинов". Архивные материалы сохранили подтверждение: самые тяжелые больные поступают в больницу Тропиных.

Из воспоминаний А.В.Кузьменко известно, что рядом с Б.Ф.Бонч-Осмоловским начал оперировать и М.Д.Горбенко, проявивший себя как высококвалифицированный военно-полевой хирург и травматолог. Вскоре в Херсоне сформировали хирургический отряд, выехавший на театр военных действий во главе с М.Д.Горбенко и старшей сестрой больницы Н.М.Жигаловой.

Больница же все эти трудные годы работала как госпиталь, как лазарет для больных воинов, и только незначительная часть коек использовалась как детское инфекционное отделение, куда чаще всего помещали больных скарлатиной и дифтерией.

В годы войны, вернувшись из турецкого плена, начал работать в "Тропинке" доктор Я.А.Шоор, занимавшийся лечением раненых с повреждениями нижней челюсти, уха, горла и носа. В глазном отделении для воинов работал М.Б.Хасин.

По сути дела, после нескольких месяцев городская больница почти на пять лет превратилась в госпиталь тылового района. Здесь лечили гражданское население, раненых, больных, здесь же оперировали даже военнопленных...

А дальше - "Мы на горе всем буржуям Мировой пожар раздуем..." Война, вслед за ней - революция, разруха, голод, бесконечная смена властей и флагов, цепь эпидемий... Все, что досталось народу, перепало и больнице!

Во дворе лечебного заведения взрывались снаряды. Осколками одного из них были убиты пять раненых красноармейцев, ранена нянечка родильного отделения, тяжело ранен один из сторожей. Однако, несмотря на это, больница продолжала служить как солдат, храня верность присяге и городу. Здесь по-прежнему лечились раненые, больные с ожогами, доставленные сюда после печально знаменитого трагического сожжения французскими оккупантами жителей Херсона, взятых в заложники в порту.

Были моменты полного превращения "Тропинки" в инфекционную больницу. Здесь находились больные сыпным и возвратным тифом, дизентерией, скарлатиной, дифтерией. Да и сами сотрудники больницы тоже становились жертвами эпидемий. Кроме доктора Б.Ф.Бонч-Осмоловского умерли две медсестры, три нянечки, конюх больницы... В эти тяжелые годы фактическим руководителем больницы стал Тиверовский, на которого выполнение хозяйственных обязанностей возложил старший врач И.И.Арефьев, сам сосредоточившийся на работе как врач-инфекционист. В 1919 г. главным врачом больницы стал Ф.Ф.Мищенко.

Больница продолжала работать, несмотря на то, что периодически она располагала 50-60-тью койками, имея призрачное финансирование. Сменяющие друг друга власти не выделяли больнице ни копейки! Тропины сами испытывали определенные материальные затруднения. Питание больных, отопление корпусов во многом обеспечивались родственниками самих больных. Сюда доставляли камыш в вязанках - для печей. На кухню из военного госпиталя или лазаретов привозили мороженый картофель, почти сгнившие морковь и свеклу. Больных кормили похлебкой. Миска этой же похлебки служила вознаграждением врачам за труд - вместо зарплаты.

Н.М.Курдиновская (Бакланова), работавшая акушеркой, в своих воспоминаниях воспроизводит картину ужасного голода, трагических смертей среди сотрудников. В то же время она поведала о высоких моральных качествах, преданности, самопожертвовании, верности долгу, что было традицией больницы Тропиных. В письме на имя акушерки, врученном ей как памятный адрес, подчеркнута роль самой Н.М.Курдиновской в безукоризненном выполнении своего долга - поддержании дисциплины, постоянной готовности помогать больным.

Известно, что в 1920 году братья Иван и Михаил Тропины были арестованы ЧК и помещены в подвал тогдашней "рабиновички" (ныне дом на углу улиц К.Маркса и Дзержинского, рядом с клубом речников им.Шмидта). Вечером толпа рабочих, собравшихся вблизи ЧК, шумно выражая свое негодование, требовала освободить Тропиных. Ночью братьев таки освободили из-под стражи. Многие старожилы города рассказывали о том, что, спасая Тропиных от реквизиции, наиболее ценные вещи взяли на сохранение жители Забалки (ковры, напольные часы, мебель красного дерева, посуду). Вещи возвратили хозяевам. Кстати, ни одного имения Тропиных над Днепром и Ингульцом, не сожгли...

За годы войны и революции больницу не раз варварским способом грабили: полностью утащили мягкий инвентарь, все постельные принадлежности, белье, посуду, кухонную утварь. В больнице неоднократно вспыхивали пожары, а корпус детского отделения (ныне неврологическое) встретил мартовское освобождение города Красной Армией в 1920 году отсутствием окон, дверей, даже деревянные полы, и те сорвали. Во дворе зияли воронки от разорвавшихся снарядов. Крыша на кухне сожжена. Повалены чугунные электрические фонари.

Наступило время удушения разрухой. Власти взялись за... искоренение памяти предшествующих лет. В революционном порыве свалили памятник князю Г.А.Потемкину-Таврическому, спешно переименовав улицу Потемкинскую в К.Маркса. Досталось улице Суворова, переименованной в улицу К.Либкнехта. Как же тут было больнице сохранить имя А. и О.Тропиных?! Ревкомовским постановлением лечебные учреждения получили имена Я.Свердлова, Р.Люксембург, Донского, Михайличенко. Но особого "почета" удостоили больницу Тропиных. О ее дарителях следовало забыть! Отныне она именовалась: "Народная больница №2 им. М.С. Урицкого".

Однако, поскольку Урицкий прослыл кровавыми расстрелами в Петрограде, а к медицине, да и к Украине, имел отношение только лишь своим появлением на свет вблизи Житомира, имя "землячка" не прижилось. Народ по-прежнему не принимал ни нового имени, ни многочисленных "кличек": о них упомянуто в "Прологе" данного очерка.

"Тропинка" - да и только!

Попасть на лечение в "Тропинку" считалось спасением. И это без преувеличения.

За 95 лет существования больницы здесь работало так много врачей, медсестер, акушерок, фельдшеров, младшего и вспомогательного персонала, что перечислить всех -невозможно. Судьба больницы становилась судьбой ее сотрудников. Как сказал поэт, "Здесь нет ни одной персональной судьбы - все судьбы в единую слиты". Так оно и есть.

Вторым после И.И.Арефьева главным врачом "Тропинки" стал в 1920 году В.З.Зильберштейн, воспитанник Новороссийского университета, работавший до этого в селе Архангельском Великоалександровского района Херсонской губернии. Придя сюда, он отказался от предоставленного ему дома на территории больницы, отдав его под фельдшерско-акушерскую школу, утратившую к тому времени свое помещение при губернской больнице.

На долю нового главного врача выпала сложная задача - вытащить из-под обломков разрухи подаренную, разграбленную и сожженную народную больницу №2. Газета "Херсонский коммунар" в №287 от 15.12.1923 г. под рубрикой "Налеты" сообщала: "Вооруженная шайка налетчиков несколько ночей подряд пытается обворовать цейхгауз 2-й народной больницы, но благодаря бдительности сторожей, вступающих в перестрелку с бандитами, налеты не удаются".

И в этих условиях, предстояло сплотить коллектив, организовать лечебно-диагностический процесс, провести регистрацию и перерегистрацию врачей, застеклить окна корпусов, добиться от городских властей запрета на вывоз нечистот вблизи больницы: "Запахи и испарения выливаемых нечистот пагубно влияют на здоровье и настроение пациентов".

В больнице стали работать Н.А.Каменский (терапевт и инфекционист), хирург Я.П.Коган, окулист М.Б.Хасин, акушер-гинеколог Фукс, невропатолог И.Гинзбург. С течением времени городские власти все больше выделяли средств, необходимых для восстановления больницы. И вскоре она, как и прежде, превратилась в цветущий сад. 

 

В 1925 году заболел М.А.Тропин. Он находился в терапевтическом отделении больницы, а необходимые для него медикаменты приобретались даже в Швейцарии за валюту.

Авторитет больницы слагался из опыта высококвалифицированных врачей, привычной и бесплатной медицинской помощи, постоянной готовности медиков бороться с недугами и смертями. Добросердечность, вежливость, ласка, доброе слово, личная порядочность -отличительные черты персонала больницы.

В 1936 году больница подверглась реорганизации. До этого акушерское отделение располагалось на втором этаже главного корпуса, а весь первый этаж, занимало хирургическое отделение, пропорционально разделенное на мужскую и женскую половины. Реорганизация родильного отделения, диктовалась принятым указом о запрете абортов и последовавшего за этим взрывного увеличения количества родов. Поэтому акушерское отделение заняло два этажа, оставив хирургическому отделению только левое крыло корпуса.

Следует остановиться на личности главного врача Владимира Зиновьевича Зильберштейна, который работал в больнице до последнего дня своей жизни (19 августа 1955 года).  

 

Линейка, запряженная лошадкой, каждое утро, в любую погоду, привозила Владимира Зиновьевича с улицы Суворова, где он жил, в больницу, расположенную тогда на далекой окраине Херсона. Свой обход главный врач начинал с родильного отделения, справляясь о количестве родившихся и состоянии их здоровья. Затем он обходил все корпуса, непременно заглядывал на кухню, не забывая и о конюшне, осматривал и оранжерею - здесь готовились букеты для отделений. Дело в том, что по заведенным тогда правилам утром садовник разносил в отделения приготовленные букеты цветов. Наиболее красивые и пышные Владимир Зиновьевич рекомендовал относить в детское и родильное отделения. Вспоминает буфетчица хирургического отделения Финенко: "Будучи на сносях, я продолжала работать. Схватки начались у меня во время раздачи обеда. Анна Васильевна Кузьменко сообщила об этом Владимиру Зиновьевичу. Он сказал: "Немедленно в родзал!" Но я все-таки продолжала раздавать обед, а когда обед закончился, пошла в родзал в сопровождении Анны Васильевны. Владимир Зиновьевич при родах присутствовал. А утром пришел ко мне с огромным букетом темно-красных роз. Разве такое можно забыть?"

Владимир Зиновьевич был оперирующим окулистом, вдумчивым врачом, знал акушерство, слыл искушенным терапевтом, действительно, образцом земского врача, который "и швец, и жнец, и на дуде игрец". Он сплотил коллектив и так организовал работу в больнице, что в послевоенные годы. "Тропинка" постоянно занимала первые места в смотрах лечебных учреждений города.

Скорее всего, только поэтому уже на следующий день после начала Великой Отечественной войны на базе больницы организовали эвакогоспиталь №1959, который возглавил майор медслужбы В.З.Зильберштейн. Все 1418 дней войны госпиталь действовал как медицинское учреждение Красной, а затем Советской Армии.

 

 Из Херсона пароходом до Запорожья, а затем по железной дороге, по прифронтовой полосе, летом 1942 года вблизи станции Паласовка "эвакогоспиталь № 1959 подвергся авиационной бомбежке поездного состава, понеся при этом потери среди раненых и персонала".

В братской могиле на станции Паласовка под Сталинградом лежат Д.Д.Волынский, ведущий хирург, терапевт М.М.Юдицкий, врач Земскова и ее шестилетняя дочь Вера, сын замполита Ю.Семенцов, сестра-хозяйка М.З.Зильберштейн, П.А.Сорокин и многие другие. Понеся тяжелые потери, госпиталь продолжал, как солдат, путь к Победе.

М.И.Титенко вспоминает, что, оказывая помощь раненым солдатам Шестой армии Паулюса, видя их завшивленными и обмороженными (те самые вояки, вступившие в 41-м в Херсон!), поверила: немцы войну проиграли.

И так - до Победы - коллектив эвакогоспиталя, несмотря на жертвы, трудности, ранения и смерти, справ лялся со своими задачами.

Как свидетельствует замполит госпиталя П.Семенцов, более 75 процентов раненых было возвращено в строй. А в это время саму больницу окутала черная ночь оккупации. 19 августа 1941 года больничный двор запрудили раненые, среди которых - много детей. Дорожки больничного двора заполнили запряженные повозки, телеги, возы, на которых из Молдавии пробивались к Днепровской переправе беженцы - колхозники из еврейских и цыганских хуторов и поселков. Вблизи Чернобаевки колонна беженцев была обстреляна вражескими истребителями. Для десятков раненых "Тропинка" стала "островом спасения", на котором им оказывали первую медицинскую помощь, перевязывали раны, а одной цыганке оказали помощь при родах прямо в хирургическом отделении, куда ее поместили из-за огнестрельного перелома бедра.

Наверное, первые расстрелы мирных жителей произошли в больнице, где фашисты сразу же уничтожили евреев и цыган. Первоначально с помощью рентгенолога Рассудовского и врача Лебедевой немцы стали выявлять среди больных коммунистов, евреев, политруков, красноармейцев, раненых в боях под Херсоном.

Как вспоминает Н.К.Садлий, она и другие комсомолки помогали красноармейцам одеждой, фабриковали документы, добывали подложные справки, благодаря чему многим из них удалось избежать концлагерей и перейти линию фронта. Не выдержав издевательств, окончив очередную операцию раненому советскому летчику, вскрыл себе артерию заведующий хирургическим отделением Я.П.Коган.

Вскоре работавших некоторое время врачей еврейской национальности расстреляли. В память о жертвах геноцида на главном корпусе установлена мемориальная доска с именами погибших, едва ли не единственная в Украине.

В терапевтическом отделении, прикованный к койке, под охраной полицаев и гестаповцев лежал раненый герой-подпольщик Илья Кулик, которому впоследствии присвоили звание Героя Советского Союза.

Врач В.Б.Легун очень многих спасла от угона на фашистскую каторгу. Для этого в ход шло все: от поддельных справок о перенесенном тифе и венерических болезнях до имитации трофических язв, множественных гнойных ран, особенно на ногах.

"Всего и не упомнишь, - говорит Валентина Брониславовна. - Знаю только, что все, что мы делали, грозило нам расстрелом".

Больница пострадала при захвате Херсона. Один из снарядов разорвался вблизи родильного отделения, его осколки оставили незаживающие следы на мраморных ступенях.

Отступавшие фашисты разграбили и сожгли больницу. Безглазыми пустотами окон, сорванными дверями, загаженными помещениями, закопченными стенами, полным отсутствием какого бы то ни было инвентаря встретила больница медсанбат 295-й стрелковой дивизии, который развернулся здесь. Это было утром 13 марта 1944 года. А через 9 дней медсанбат ушел вслед за наступающими частями Советской армии, оставив больнице необходимый хирургический инструментарий, перевязочный материал, матрацы и простыни.

В апреле 1944 года главным врачом назначают В.И.Елисеева. Именно ему выпала доля возродить "Тропинку", поднять ее из руин. В восстановлении больницы принимали участие руководители города и области - первый секретарь Херсонского обкома компартии, партизанский вожак, дважды Герой Советского Союза А.Ф.Федоров, председатель горисполкома К.С.Сокирко, председатель горплана М.И.Мейлих, заведующий облздравотделом Киселев, заведующий хирургическим отделением партизанский хирург Н.Н.Григорьев.

В 1945 году, как вспоминает секретарь парторганизации обкома профсоюза медработников З.З.Луговенко, она обратилась к А.Ф.Федорову с жалобой, что вернувшийся по демобилизации В.З.Зильберштейн не восстанавливается в прежней должности. Выслушав жалобу, Федоров распорядился: направить В.З.Зильберштейна во 2-ю городскую больницу и восстановить его в должности главного врача. Как Феникс из пепла, возрождалась "Тропинка".

Ремонт корпусов, восстановление водопровода, подготовка к зиме, заготовка торфа и камыша для отопления, организация подсобного хозяйства и, конечно же, оживление оранжереи - все это стало предметом забот главного врача, вернувшегося с фронта. В больницу на работу пришли врачи, тоже побывавшие на переднем крае войны, медсестры, лаборанты, шоферы. Собиралась снова дружная семья!

М.И.Титенко, А.А.Безрукова, Н.Н.Герасименко, Е.Ф.Варич, М.И.Бирман, Л.Б.Поляк - вот только некоторые из тех, кто из фронтовых окопов пришел в больницу.

Авторитет "Тропинке" создавали слава видного украинского хирурга Я.Д.Попова, чудодейственные операции по возвращению зрения А.С.Кочерженко, изумляющая интуиция тончайшего диагноста Н.А.Каменского, акушерское искусство Г.Д.Сафроненко, впоследствии ставшей доктором медицинских наук, Героем Социалистического Труда. Чуткость, доброта, постоянная готовность медицинского персонала, уют и чистота - все то, что было традиционным для "Тропинки" раньше, не стало исключением и в послевоенные годы.

 

В 1955 году больницу возглавил участник Великой Отечественной войны, воспитанник Военно-морской медицинской академии В.Л.Кизельман.

  

С его именем связано укрепление материально-технической базы лечебного учреждения. Была построена трехэтажная поликлиника, реорганизованы службы, приобретено новое медицинское оборудование. Нельзя не сказать о той большой роли, которую сыграли в улучшении финансового обеспечения и материального снабжения больницы крупные промышленные предприятия областного центра - судостроительный завод, завод полупроводниковых приборов, нефтеперерабаты вающий, карданных валов. Благодаря постоянной заботе советских и партийных органов "Тропинка" стала одной из лучших больниц города.

На базе больницы научной работой занимались Г.Д.Сафроненко, А.Т.Костышин. Н.Д.Фогель, И.М.Иванов, Б.М.Гарбер, В.К.Манюта, М.М.Яковлева, А.П.Бочанов, ставшие кандидатами медицинских наук.

Звание "Заслуженный врач Украины" получили М.И.Титенко, Г.Д.Сафроненко, С.Н.Катко. Отличниками здравоохранения были В.З.Зильберштейн, Л.И.Яшникова, А.А.Безрукова и многие другие. Большую роль в жизни "Тропинки" в те годы играли партийная, комсомольская и профсоюзная организации. В сплочении коллектива, в его воспитательной работе, в организации субботников, в озеленении территории, в участии в праздничных демонстрациях всегда впереди были Н.А.Тихомирова, Е.Г.Ломовацкая, Н.И.Ткачук, А.Б.Лутченко, Е.Ф.Варич, В.С.Ильина, В.Н.Безфамильная, В.А.Городенчук.

Не чуждо "тропинцам" чувство нового, неизведанного. Скажем, невропатологи В.К.Манюта и В.Д.Хамилис запатентовали изобретенные ими приборы для диагностики ряда неврологических заболеваний. Оригинальные инструменты для выполнении лор-операций изобрел А.Т.Костышин. Ряд ортопедических аппаратов усовершенствовал А.П.Бочанов. Признание в офтальмологии получило изобретение И.М.Иванова.

В 1974 году главным врачом "Тропинки" стал И.И.Пентилюк, выпускник Черновицкого мединститута, врач-инфекционист.

 

Почти два десятка лет отдал он совершенствованию лечебно-диагностического процесса, организации и реорганизации служб и отделений. Благодаря энергии И.И.Пентилюка на территории больницы вырос пятиэтажный хирургический корпус, появились здания детского отделения, современного пищеблока, удобные буксированные гаражи. "Тропинка" превратилась в уютный медицинский городок, утопающий в зелени.
На 500 тысяч американских долларов приобретено самое современное медицинское оборудование, организовано отделение реанимации и анестезиологии. "Тропинка" стала крупнейшей современной больницей не только в Херсонской области, но и на юге страны.

Современная Тропинка

В настоящее время, начиная с 1995 года, больницу возглавляет врач-терапевт Л.Т.Ремыга.

Принял он лечебное учреждение в нелегкое время - Украину поразил экономический кризис. Он, понятно, коснулся и "Тропинки".

Началась новая, вынужденная реструктуризация, а по сути -сокращение коечного фонда. Дальше - больше. Медики перестали вовремя получать заработную плату, финансируется больница по пресловутому "остаточному принципу". Но...

Несмотря на многочисленные трудности, больница совершенствует методы и технологии лечения, используя при этом современную медицинскую аппаратуру, компьютерную технику, эндоскопические приборы, лазерную установку, барокамеру, мониторы...

 

Открыты отделении эндоскопической хирургии, детоксикации, заготовки и переливания крови, интенсивной терапии, гипербарической оксигенации. УЗИ-диагностики. Самой что ни на есть современной аппаратурой обеспечено отделение реанимации и анестезиологии.

В практику акушерского отделении внедрены программированные роды, мониторно-компьютерное слежение за родами, ультразвуковая диагностика. 

 

В центре внимания - педиатрическая и подростковая службы, многогранная поликлиническая работа развивается служба семейного врача. По-прежнему важное место принадлежит профилактике и санитарному просвещению.

Главный врач Л.Т.Ремыга среди лучших сотрудников, уже ушедших на заслуженный отдых и еще продолжающих свой трудовой путь, назвал С.Д.Русалову, С.Н.Катко, В.В.Дундича, О.М.Блюм, С.Ю.Осадчего, Ю.В.Бовкуна, А.В.Марченко, А.И.Денисенко, Е.Д.Берест, А.П.Лебедева, О.С.Березнякова, А.З.Ляшенко, А.Г.Гуревич, Л.В.Добровольскую, Г.В.Миронченко, З.А.Радкевич, В.В.Недялкову, Т.М.Диасамидзе, Л.Г.Майорихину, Л.И.Хмару, Э.В.Рудикову...

  

 "Это имена только врачей, - сказал Л.Т.Ремыга. - Но и перед нашими верными помощниками - медицинскими сестрами и нянечками, хозяйственными работниками я благодарно склоняю голову. Это их энергией и верностью сегодня живет и держится, укрепляясь прежде всего духом в это трудное время больница".

Что в имени твоем

ЧТО В ИМЕНИ ТВОЕМ?

Неоднократно возникал вопрос о возвращении больнице ее исконного имени. Ведь из печатных источников, научных публикаций, воспоминаний старожилов и сотрудников "Тропинки" было известно, что на белой мраморной доске, установленной еще в 1913 году на фронтоне главного корпуса и открывшейся взору многочисленной публики скрывалась первоначальная надпись: "Городская больница имени Афанасия и Ольги Тропиных, сооруженная на средства их наследников". Неизвестный мастер вырезал эту надпись на мраморе и залил буквы свинцом: просто, надежно, на века! Да вот незадача: куда давалась эта самая долговечная доска? На фронтоне здания вместо нее - доска серого цвета, разделенная пополам. И другая надпись: "Народная больница №2 имени М.С.Урицкого".

Поиски пропавшей реликвии с первоначальной надписью зашли в тупик. Ни в подвалах больницы, ни на ее чердаках - нигде не находилось хоть малейших следов. А между тем из воспоминаний А.В.Кузьменко было известно, что некоторое время после гражданской войны приблизительно в 1920-21 гг. место мраморной доски зияло пустотой. Доску, понятно, кто-то снял и куда-то вывез. Вскоре на пустующее место водрузили ту самую серую доску с новым названием.

Из рассказов старожил, резкой по мрамору занимался в Херсоне в те годы некто Евлопов. Однако отыскать его потомков не удалось. От И.М.Гонцевой в 1989 году стало известно, что новое название больницы вырезано на... старой доске! Т.е. - на ее обратной стороне. В это мало кто верил, хотя и заведующий хирургическим отделением К.В.Гогун в том же 89-м вспомнил, что кто-то из старожил города говорил ему то же самое, но врач не придал этому значения и вспомнил, узнав о рассказе И.М.Гонцевой. Тогдашнему главному врачу "Тропинки" И.И.Пентилюку доложили об этом, но он усомнился в достоверности слухов.

 

 В конце концов, удалось уговорить главврача рискнуть - снять хотя бы половину мраморной доски с фронтона. Сняли и - на обратной стороне, сохранившей белоснежный цвет, изумленным взорам свидетелей находки открылась надпись: "Городская больница имени... Ольги Тропиных..."

Свинцовые буквы в двух местах кто-то повредил винтами, крепившими доску. Отреставрированная, она и была в 1993 году установлена на свое законное место. В том же году на одном из профсоюзных собраний медики решили: ходатайствовать перед властями о возвращении больнице ее исторического наименования.

Началась переписка с различными инстанциями. Мешал бюрократизм. Горисполком, горздравотдел и облздравотдел ссылались на "необходимость утверждения переименования Министерством здравоохранения Украины". Чиновники республиканского Министерства, оглядываясь на Москву, ожидая оттуда указующих предписаний, не отвечали на письма из "Тропинки".

При встрече в больнице с заместителем главы облгосадминистрации В.П.Рылеевым, мэром города Н.Н.Ордынским вопрос о возвращении имени лечебному учреждению встал вновь. И к чести городского головы, Н.Н.Ордынский без излишней волокиты, прозрев всяческие предрассудки относительно неприкасаемости имен деятелей революции, на очередной сессии горсовета, провел решение о возвращении больнице имени А. и О.Тропиных. Коллектив "Тропинки", понятно, несказанно обрадовался: через 75 лет вернулась сама историческая справедливость. Если не сказать больше.

Надо упомянуть о том внимании, которое молодежь и комсомольцы Херсона уделяли упорядочению и восстановлению мест захоронения семьи меценатов Тропиных.

Первоначально и издавна весь многочисленный род Тропиных хоронил своих предков на старообрядческом кладбище. Однако после Великой Отечественной войны старообрядческое кладбище застроили (ныне участок между улицами К.Маркса, Железнодорожной, Николаевским шоссе и улицей И.Кулика).

Сошлемся на письмо К.А.Тропина - внучатого племянника И. и М. Тропиных: "Я почему-то решил, что останки со старообрядческого кладбища никто и никуда не переносил. А в моей памяти осталось только печальная картина 1926 года: в Тропиновских (и Волохинских) склепах останки были вывернуты из цинковых гробов на лежаки или в ниши, а гробы кем-то украдены, двери склепов оставались открытыми... Тогда не было никакой Тропининовской, общего захоронения, часовни..."

С помощью комсомольской организации, возглавляемой тогда В.П.Данилюком, на старом кладбище разыскали могилы Тропиных. Снова вернемся к письму К.А.Тропина: "А вот нашелся же преданно честный человек - Анастасия Семеновна - и собрал все останки в один склеп, который долгие годы, думаю, останется нетронутым".

Энтузиазмом и на средства больницы захоронения Тропиных приведены в надлежащий порядок: реставрированы надписи, покрашены ограды. Ведется поиск фотографий, документов, газетных материалов, журнальных публикаций. Записываются воспоминания старожилов об этой замечательной семье, об этом незабвенном, смеем сказать, благородном роде Тропиных, сделавшем доброе дело городу.

История "Тропинки" пишется и дальше: не все имена ее сотрудников известны. Кое-что требует уточнения. Но справедливость восторжествовала!

Вместо эпилога

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Добрые дела бесконечны!

Некогда, в 1914 году, неизвестный автор, скрывшийся под псевдонимом "Ковбой", опубликовал в херсонской газете "Юг" за 15 января стихотворные строки:

Больницы чудный образец

Они Херсону подарили.

За это им воздаст Творец,

Они все это заслужили.

И не прерывается времен связующая нить! Тропины по-прежнему как бы незримо присутствуют в лечебном заведении, носящем возвращенное ему имя.

7 ноября 1998 года в акушерском отделении "Тропинки" Ольга Тропина, нареченная этим именем в честь своей прабабушки, родила девочку. Для коллектива больницы это стало приятным событием! А вообще за почти столетнюю историю "Тропинки" в акушерском отделении родилось более 50 тысяч маленьких херсонцев. И сегодня, несмотря на экономические трудности, кризисные неурядицы в здравоохранении, сокращение коечного фонда, по-прежнему, как всегда, выходят из дверей центрального корпуса молодые счастливые мамы с бесценными белоснежными свертками на руках...

Жизнь продолжается!

Вспомним же с благодарностью еще раз основателей одной из лучших больниц юга Украины - и не будем забывать их бессмертные добрые деяния.

Про лікарню